Санкт-Петербург, ул. Новороссийская, дом 28, кор. 2

+7 (812) 909-16-88

Пограничное расстройство личности лечение

Что представляет собой пограничное расстройство личности

Сегодня мы поговорим о пограничном расстройстве личности. Это действительно сложная тема, и я рад, что она вызвала у вас интерес. Спасибо что пришли. Пограничное расстройство личности очень вредно для отдельных людей, семей и общества в целом, поэтому важно, чтобы информация о состоянии распространялась как можно шире. Уже сам по себе термин «пограничное состояние» содержит ссылку на трудности, которые заключаются в этом расстройстве. «Я ненавижу тебя, но не оставляй меня» - очень точное описание внутреннего мира, в котором живут люди с ПРЛ, и это предложение очень хорошо иллюстрирует, как это расстройство личности проявляется в отношениях. Давайте попробуем сосредоточиться на проблеме, которая накапливается за границей, как мы называем ее на научном языке, беспорядком. Почему мы это так называем? Что это за граница?

Опытные врачи

Стаж работы более 10 лет

Срочно

Быстрый выезд врача

Анонимно

Гарантия анонимности

Стационар

Стационарное лечение

В 50-60-е годы прошлого века клиенты стали обращаться к психоаналитикам, лечить которых было очень сложно. Они длительное время находятся на терапии, но улучшения их состояния не наблюдается. Психоаналитики охарактеризовали этих людей как пациентов с тяжелой регрессией переноса. В 1972 году Малер описал динамику взаимоотношений таких пациентов и их состояние, близкое к психотическому, и высокую вероятность того, что психотический эпизод может случиться с таким человеком в любое время. Впоследствии Отто Кернберг внес большой вклад в понимание этого расстройства личности: он предложил шаги, которые психоаналитики должны предпринимать при лечении таких пациентов, чтобы не доводить пограничных пациентов до психотического состояния.

Что страдает пациент с ПРЛ? Какая у них психопатология? И чем это расстройство отличается от психоза?

Мы называем это расстройством личности, имея в виду, что у человека нарушен процесс обработки информации, в основном эмоции. Расстройство личности можно сравнить с пятном на одежде. Мы представляем, что, пока мы едим, мы пачкаем одежду и на ней остается жирное пятно. Если после стирки пятно исчезло, изображение такого каблука на одежде может быть примером невротического расстройства. Невроз не меняет самой структуры процессов, происходящих в личности. Невроз похож на песок, попавший в механизм, или как жирное пятно на одежде, которое можно смыть. 

Расстройство личности - это пятно, которое глубоко проникло в ткань и запачкало ее настолько, что неясно, какого цвета была эта ткань. Расстройство личности сильно влияет на структуру личности, структуру восприятия действительности и реакцию на внешние события. И это то, что отличает расстройство личности от неврозов. Человек может бояться одиночества или, наоборот, социофобии. Но если у человека невроз, значит, он знает, что с ним что-то не так. Человек с расстройством личности не понимает, не верит, что с ним что-то не так, даже когда окружающие говорят ему об этом десять или двадцать лет. 

Человек с расстройством личности воспринимает действительность и свои реакции на нее как совершенно нормально. Люди с нарциссическими, истерическими и другими расстройствами верят, что реальность такая, какой они ее видят. Проблема для них не в себе, а в других людях. Поэтому с таким человеком намного сложнее жить или работать, и лечить его очень сложно. В нем нельзя спорить о его действиях, он сам воспринимает свои порывы, реакции, чувства как абсолютно нормальные. И в этом люди с пограничным расстройством личности близки к людям с еще более тяжелыми расстройствами - с психозами.

Симптомы ПРЛ

Несмотря на то, что полная клиническая картина сформировалась около 25 лет, первые признаки БЛД появляются еще в раннем детстве. Эти дети неадекватно эмоционально реагируют на ситуацию. Они могут быть слишком сильными, даже если стимул слаб. Постоянная тревога, эмоциональная нестабильность и импульсивное принятие решений - основные характеристики ребенка с ПРЛ.

Главный симптом заболевания, создающий большие проблемы для социализации пациента. Пациент частично осознает свое положение, а в некоторые моменты понимает, что ему не хватает эмоций, желаний и привычек.

Неспособность построить стабильные отношения. Человек с ПРЛ очень уязвим и страдает от боли, причиняемой другими людьми. Он знает, что новые отношения обречены на провал, но бессознательно стремится к ним. Своевременное посещение психиатрической клиники даст хороший прогноз на выздоровление.

Стимул к такому поведению - неспособность переносить одиночество. Это состояние очень болезненно для этих людей. Они проводят много времени в местах, где могут кого-то встретить. Они соглашаются идти, куда хотят, только чтобы не быть в одиночестве.

Одним из основных симптомов пограничного расстройства личности является неспособность осознавать свои эмоции. Это приводит к трудностям с контролем расстояния между партнером и самим собой.

Есть только один способ компенсировать невыносимую боль и одиночество у этих пациентов: изменение настроения. Они впадают в беспричинный гнев, через несколько минут переходят в радость.

Чувство пустоты внутри себя. Человек чувствует себя никчемным, и это состояние имеет хроническую форму. Периоды обострения и ремиссии чередуются друг с другом. Часто во время сеансов психотерапии пациенты описывают пустоту в своей душе, которая выглядит как огромная черная дыра. В нее входит все, что дорого человеку. Паника возникает из-за невозможности взять этот процесс под контроль.

Если эмоций нет, их часто сменяют физическая боль и случайные знакомства. Пациенту важно чувствовать адреналин, тонизирующий организм. Люди с этой патологией часто говорят, что у них болит душа. На физическом уровне эти ощущения проявляются как стеснение в груди и животе.

Саморазрушительная тенденция. Поведение человека с ПРЛ почти всегда импульсивно. Это связано с тем, что он не выносит собственных переживаний и сомневается, что другие тоже. Не в силах справиться с этой ситуацией, пациент пытается нанести вред своей психике и физическому телу. Это не обязательно раны или порезы на коже, часто самоагрессия и самоуничтожение проявляются в следующих тенденциях:

  • употребление большого количества пищи, чтобы тело теряло привлекательность;
  • большое количество татуировок на коже, преобладает мрачный стиль в виде символов зла и смерти;
  • алкоголизм и наркомания, приводящие к деградации личности;
  • незащищенный секс является фактором риска таких заболеваний, как ВИЧ, венерические заболевания и гепатит;
  • несоблюдение правил дорожного движения, повышение скорости как неосознанное желание не возвращаться из поездки на автомобиле (риск при переходе дороги и другие отклонения от нормы).

Постоянные перепады настроения. Пациенты с таким диагнозом привыкают к тому, что эмоциональный подъем сменяется упадком. Утром они могут просыпаться с очень мрачными мыслями и желаниями, в обеденное время они могут быть самыми счастливыми в мире, а вечером они могут сидеть и смотреть в точку, не видя пустоты безутешной печали.

Эта метаморфоза психики сильно обедняет нервную систему, затрагивает все органы. Это состояние длится много лет. Симптомы очень похожи на симптомы других психических расстройств, что затрудняет диагностику.

Отсутствие контроля над своими действиями. Когда у пациента возникает сильный гнев, это может причинить физический вред другим. Параноидальные мысли укрепляют его уверенность в том, что близкие люди и друзья постоянно что-то замышляют, желая ему смерти. Постоянные перепады настроения приводят к дракам и правонарушениям. Часто такие пациенты попадают на скамью подсудимых, не всегда можно заподозрить их несостоятельность и направить на лечение. Атака может быть осуществлена не только на людей, но и на животных. Последние слабы и беззащитны, поэтому не могут противостоять агрессии пациента.

Среди распространенных симптомов, при которых можно заметить у близкого человека проблемы с психикой, можно выделить:

  • низкая самооценка, незащищенность;
  • мысли о самоубийстве и попытки их реализовать;
  • желание быть зависимым и подчиняться;
  • незначительное нарушение речи;
  • в любой ситуации пациент винит только себя;
  • отсутствие самодисциплины и пунктуальности;
  • сопротивление переменам и стремление сохранить свой статус любыми способами;
  • путаница в жизненных целях и личных чувствах;
  • невозможность определения сексуальной ориентации;
  • спонтанная трата крупных денежных сумм;
  • устойчивость к тесному контакту и сокращению дистанции;
  • случайные половые сношения и эпизоды;
  • обострение параноидальных мыслей.

Причины ПРЛ

Как и в случае других психических расстройств, патогенез ПРЛ многофакторен и до конца не изучен. Согласно некоторым исследованиям, пограничное расстройство имеет общие черты и причины с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). Кроме того, возможна их патогенетическая связь.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что хроническая эмоциональная травма в детстве способствует развитию ПРЛ. Однако следует отметить, что недостаточно внимания уделяется изучению роли других патогенетических факторов: врожденных нарушений функции мозга, генетики, нейробиологических факторов и факторов социальной среды.

Социальные факторы означают взаимодействие людей в процессе роста и созревания в своих семьях, в окружении друзей и других личностей.

Психологические факторы включают личность и темперамент, адаптацию к окружающей среде и навыки, необходимые для того, чтобы справляться со стрессом.

Генетика. Наследование ПРЛ составляет около 40%. Действительно, трудно получить объективную оценку генетических факторов. Например, метод близнецов может давать завышенные показатели из-за наличия травмирующих факторов в общей семье братьев и сестер (братьев и сестер). Однако одно исследование показало, что ПРЛ занимает третье место из десяти наиболее наследуемых расстройств личности. Исследование, проведенное в Нидерландах (Трулл и его коллеги), показало, что генетический материал на хромосоме 9 связан с симптомами ПРЛ. На основании этого ученые пришли к выводу, что генетические факторы играют ключевую роль в индивидуальных характеристиках расстройства у каждого отдельного пациента. Те же исследователи ранее обнаружили, что 42% симптомов ПРЛ определяются генетикой, а 58% - влиянием окружающей среды.

Характеристики мозга. Многочисленные исследования в области нейровизуализации при ПРЛ показали наличие уменьшения (уменьшения) мозгового вещества в определенных областях. Эти подразделения обычно участвуют в регулировании реакции на стресс и в регулировании эмоциональной сферы. Это гиппокамп, орбитофронтальные области коры головного мозга (префронтальная кора), миндалевидное тело.

Миндалевидное тело меньше в абсолютном объеме и более активно у людей с ПРЛ. Уменьшение объема миндалины также было обнаружено у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством. Одно исследование показало аномально высокую активность левой миндалины у людей с ПРЛ, когда они просматривали карточки с изображением людей с отрицательными эмоциями. Поскольку миндалевидное тело генерирует все эмоции, включая негативные, эта необычно высокая активность может объяснить сильные и продолжительные эмоциональные проявления страха, боли, гнева и стыда, испытываемые людьми с ПРЛ. Этот факт также объясняет их способность тонко распознавать эмоции других людей.

Префронтальная кора, как правило, менее активна у людей с ПРЛ, особенно когда они переживают воспоминания о своем «эмоциональном отказе». Это относительное снижение активности наиболее выражено в правой передней извилине. Учитывая роль префронтальной коры в регулировании эмоционального возбуждения, относительная неактивность этих областей может объяснить трудности, с которыми людям с ПРЛ трудно регулировать свои эмоции и реакции на стресс.

Префронтальная кора. Ось гипоталамо-гипофиз-надпочечники (HPA) регулирует выработку кортизола, который высвобождается в ответ на стресс. Уровень этого гормона надпочечников на самом деле выше у людей с ПРЛ, чем у населения в целом. Это признак гиперреактивности оси HPA. Гиперреактивность может объяснить более высокую биологическую реакцию на стресс и большую уязвимость к факторам тревоги. Точно так же высокий уровень кортизола связан с высоким риском суицидального поведения.

Нейробиологические факторы (эстрогены). Контролируемое исследование, проведенное в 2003 году, показало, что симптомы ПРЛ у женщин предсказуемо связаны с уровнем эстрогена (женского полового гормона) во время менструального цикла.

Факторы личностного развития (детская травма). Существует тесная взаимосвязь между насилием в отношении детей, особенно сексуальным насилием в отношении детей, и развитием ПРЛ.

Ожидается, что дети, которые в раннем возрасте испытывают хроническое насилие над собой и трудности с привязанностью, пойдут по пути обучения ПРЛ.

Как общаться с больным человеком

Люди с ПРЛ часто очень подозрительны и ранимы. Им нужна поддержка, и важно, чтобы они понимали, что им есть к кому обратиться в случае обострения. Элиза Гордезки, писательница, художница и квир-феминистка с ПРЛ, разработала руководство по лечению людей с диагнозом. Вот основные рекомендации.

Скажите своим близким, что вы позаботитесь о них

Скажите своим близким, что вы позаботитесь о них

Люди с ПРЛ склонны думать, что если они не слышат этого подтверждения, то другие равнодушны к ним. Подходящие фразы:

«Я пишу тебе, чтобы сказать, что ты мне небезразличен».

«Я хотел, чтобы ты знал, что я думаю о тебе сейчас».

«Мне очень нравится, что ты в моей жизни, и я хотел убедиться, что ты это знаешь».

Интересуйтесь своим благополучием и своим бизнесом

Интересуйтесь своим благополучием и своим бизнесом

Для людей с ПРЛ это замкнутый круг: они боятся быть отвергнутыми, поэтому не делятся своим опытом, чтобы исключить риски негативной реакции со стороны других. Спросить, как у вас дела, - хорошая стратегия для установления контакта.

"Он, как ты?»

«Я видел, как вы опубликовали грустный пост в Facebook. Я хотел убедиться, что с тобой все в порядке».

Смягчите плохие новости поддержкой и сочувствием

Когда вы рассказываете близкому человеку неприятную информацию, постарайтесь помнить, что она важна для вас и что вы поддержите ее в любом случае. Человек с ПРЛ должен осознавать, что его чувства принимаются во внимание, а не воспринимаются как нечто смоделированное.

«Мне нелегко поддерживать вас в этом кризисе, но мне нужно знать, что делать, чтобы вам было легче с ним справиться».

Остерегайтесь триггеров

Остерегайтесь триггеров

Единственный способ определить, что беспокоит любимого человека, - это спросить и понаблюдать. Среди людей с ПРЛ распространены два триггера (англ. Trigger - отговорка, триггер; в психологии - раздражитель, вызывающий определенную реакцию) - отказаться и отвергнуть. Простые ситуации, к которым привыкло большинство людей, могут вызвать бурные негативные реакции при ПР. Например, если вы перенесли встречу или начали уделять больше времени другим делам, вы долгое время не отвечали на сообщение или забыли позвонить. Конечно, смена плана - это нормально, но при общении с человеком с ПРЛ стоит потратить некоторое время, чтобы объяснить ему свои действия: «Я помню, что мы планировали встретиться в пятницу и поужинать вместе, и мне очень жаль, но я должен отменить эту встречу. Мне назначили срочный отчет, и я буду на работе весь вечер ». Было бы здорово, если бы, помимо отмены твоих планов, я предложил раннюю альтернативу:« Но я действительно хочу провести с тобой время! Может, встретимся в субботу в обед?»

Повторяйте и подтверждайте.

Повторяйте и подтверждайте.

Людям с ПРЛ необходимо помнить о вашем позитивном отношении. Частое подкрепление и поддержка - важная часть их благополучия и уверенности в мире. Наберитесь терпения и сосредоточьтесь на положительных моментах, уговорите любимого человека, если он распадается на отрицательные эмоции, даже если вам кажется, что они необоснованны. Например, предположим, что ваш друг расстроен тем, что не ответил на сообщение. В этот момент он может всерьез полагать, что собеседник его ненавидит. Скажите им, что это не так, скорее всего, человек просто занят, обязательно напишет или позвонит, как только у него будет время.

То, что хорошо работает для одного человека, может не работать для другого, поэтому всегда лучше поговорить с близкими и спросить, что им нужно.

Цены на услуги

УслугиЦены (руб.)
Консультация психиатра/психотерапевта (первичный прием прием 1 час)
3500
 Консультация психиатра/психотерапевта (повторный прием 20 мин. / 50 минут)

 2000 / 3500

Консультация психотерапевта (повторный прием 30 мин/ 1 час)
2000/ 3000
Консультация психиатра (первичный)
3000
Консультация психиатра (повторный прием 20 мин. / 50 минут)
2000 / 3000
Консультация психолога (первично/повторно)
2500
Консультация нарколога
1400
Консультация терапевта (первично/повторно)
1500 / 1300

Консультация врача психиатра, психотерапевта на дому

(включает приезд на дом к пациенту, консультация, выписка рецепта, рекомендации по лечению)

6000
Справка на работу от психиатра / нарколога
1000

Методы лечения ПРЛ

В настоящее время разработаны различные подходы в контексте разговорной психотерапии, которые широко используются при лечении пациентов с пограничным расстройством личности. У терапевтов нет универсального лечения. Однако некоторые базовые методы работают в своих интересах исключительно или преимущественно при лечении некоторых пациентов. Поэтому в процессе лечения других пациентов терапевт может полагаться на терапевтический подход (тем более, что терапевты осваивают конкретный метод лечения в процессе обучения), время от времени, при необходимости, также с привлечением других терапевтических методов. Сочетание различных терапевтических методов имеет особое значение при лечении госпитализированных пациентов с пограничным расстройством личности, когда клиническая картина сложна: множественные симптоматические расстройства, частые попытки суицида, явная импульсивность, наркомания. В таких случаях необходимо не только провести комплексное лечение, но и правильно наметить последовательность применения различных методов.

Основные терапевтические подходы можно разделить на три большие категории:

1. Поддерживающая психотерапия.

2. Психотерапия Психоаналитическая направленность.

3. Когнитивная / поведенческая психотерапия.

Каждая из вышеупомянутых категорий поддается дальнейшему подразделению. Например, психоаналитически ориентированная психотерапия включает в себя ряд терапевтических подходов, в первую очередь исследовательскую терапию Гундерсона, терапию, ориентированную на перенос, Кернберга, терапию, основанную на самопсихологии Кохута (1971), и ранее разработанные методы лечения Эдит Зетцель. Цетцель, 1971), Мелитта Шмидеберг (Melitta Schmiedeberg, 1947) и другие. Поскольку одной из основных характеристик пограничной психопатологии является импульсивность, которая упоминается во всех определениях «пограничного состояния» (Stone 1980, стр. 273) и чье «лечение» - это установка ограничения, важность этого аспекта терапии имеет отмечается в рамках любого подхода. В своей книге «Поддерживающая психотерапия: динамический подход» Рокленд (1992) упоминает ограничивающее мышление среди других важных вмешательств, направленных на поддержку пациента. Кернберг (1993) подчеркивает важность ограничивающего менталитета в контексте психотерапии, ориентированной на перенос, в то время как Гандерсон (1984) делает то же самое для психоаналитической психотерапии. В монографии, посвященной проблемам диалектико-поведенческой терапии, Linehan (1993) также подчеркивает важность регулирования и необходимых ограничений. Хотя с точки зрения тактики такое отношение является, по сути, атрибутом поведенческой терапии, значение этого метода в лечении пациентов с пограничными расстройствами личности настолько велико, что его вряд ли можно рассматривать как элемент единственного один из вышеупомянутых терапевтических подходов.

Поддерживающая психотерапия

Поддерживающая психотерапия

В контексте психотерапии пациентов с пограничным расстройством личности Рокленд (1989) упоминает ряд поддерживающих методов в дополнение к ограничительному мышлению. В целом поддерживающая психотерапия ориентирована на достижение цели, а не на психоаналитическую терапию. Между тем терапевтический альянс играет ключевую роль во всех типах психотерапии, а в контексте поддерживающей психотерапии терапевт уже на начальном этапе лечения для создания такой среды прямо указывает на то, что пациент и терапевт приложат усилия для решения проблемы проблемы пациента, фокусируя внимание пациента на том факте, что терапевт находится «здесь» ради пациента и поэтому чрезвычайно заинтересован в помощи и сотрудничестве с ним. Это заставляет пациента чувствовать себя менее одиноким и беззащитным.

Поддерживающие методы, которые показали свою эффективность при лечении пациентов с пограничным расстройством личности, включают:

  • соглашение о лечении между терапевтом и пациентом до начала лечения, 
  • поощрение, заверение и заверение, совет и руководство на мощные эмоциональные всплески пациента, 
  • косвенное вмешательство (например, вовлечение родственников пациента в неотложных случаях), 
  • пересмотр высказываний пациента с более реалистичной точки зрения (аналогично объяснению в психоаналитической терапии), 
  • готовность хвалить пациента для реальных достижений, 
  • укрепления его защиты, 
  • предоставления интеллектуальных интерпретаций (помогающих пролить свет на причины некоторых конфликтов и в то же время обойтись без «глубокого» анализа, инерция которого может быть подавляющим), 
  • а также использовать «приблизительных интерпретаций» (Гловер, 1931) в том случае, если такие интерпретации, несмотря на их неточность, помогает снять чувство тревоги. 

Еще один важный элемент поддерживающей терапии - образование, которое не всегда сводится к советам и рекомендациям. Очень часто пациенты с пограничным расстройством личности не соблюдают правила поведения (опаздывают на сеансы, неадекватно реагируют на различные ситуации, забывают оплатить лечение и т.д.). Кроме того, пациенты с пограничным расстройством личности могут не осознавать риск заражения венерическими заболеваниями и не подозревать об опасном поведении. В этих случаях обучение приобретает особое значение.

Обычно поддерживающая психотерапия для пациентов с пограничным расстройством личности включает один терапевтический сеанс в неделю, продолжительностью от получаса до часа, хотя иногда сначала используются два сеанса в неделю. Учитывая, что многие пациенты с ПРЛ пережили детские травмы, а также уязвимость таких людей и полное замешательство в их нынешней жизни, следует признать, что «быстрое излечение» вряд ли возможно. В идеальных условиях терапия, которая длится несколько лет (от пяти до десяти), приводит к полной стабилизации состояния пациента независимо от терапевтического подхода.

Когнитивная и поведенческая психотерапия

Когнитивная и поведенческая психотерапия

В контексте лечения пациентов с пограничным расстройством личности когнитивная и поведенческая терапия использует ряд фундаментальных стратегий, которым нет равных в психоаналитически ориентированной или поддерживающей психотерапии. Общая «философия» и конкретная методология когнитивной и поведенческой терапии подробно описаны Аароном Беком и Артуром Фриманом в книге, посвященной проблемам лечения расстройств личности (A. Beck & A. Freeman, 1990). Практики поведенческой терапии и психоаналитически ориентированные психотерапевты одинаково подчеркивают необходимость «выявления и преодоления ключевых проблем», но подходят к этой задаче по-разному. С психоаналитической точки зрения ключевые проблемы и конфликты бессознательны (и поэтому труднодоступны). Специалисты по когнитивной терапии полагают, что большинство из этих проблем носит преднамеренный характер. Поэтому цель когнитивной терапии - повысить уровень осознания скрытых проблем. Как указывают Бек и Фриман, работа когнитивного терапевта «происходит одновременно на уровне симптоматической структуры (явных проблем) и на уровне« схемы »(неявной структуры)». Считается, что поведение человека, включая ненадлежащее поведение пациентов с расстройствами личности, структурировано в соответствии с этими паттернами.

Для пациентов с пограничным расстройством личности характерны определенные паттерны неадекватности, которые формируются под влиянием детских переживаний. Бек и Фридман указывают на девять таких схем, каждой из которых присущи особенности: 

  • отчуждение и потеря (конкретным выражением которых являются субъективные чувства, связанные с одиночеством и отсутствием поддержки со стороны других); 
  • неспособность любить (из-за чего индивид убежден, что никто из тех, кто его хорошо знает, не захочет сближаться с ним); 
  • чрезмерная зависимость; 
  • подчинение; 
  • недостаток доверия (в сочетании со страхом, что другие всегда готовы воспользоваться преимуществом и обидеть человека); 
  • отсутствие самодисциплины (что выражается в импульсивности и неумении контролировать себя); 
  • страх, связанный с риском потери контроля над эмоциями; 
  • чувство вины (выражающееся в том, что индивид осуждает себя как «плохого» человека); 
  • эмоциональная депривация (убеждение человека, что его никто не может понять).

Пациенты с пограничным расстройством личности чаще других имеют то, что Бек (1976) называет дихотомическим мышлением. Последнее является частным случаем когнитивного отклонения, когда события повседневной жизни воспринимаются человеком как безусловно хорошие или безусловно плохие. Из-за отсутствия возможности запечатлеть полутона черного и белого пациенты с пограничным расстройством личности, как правило, проявляют повышенную чувствительность к самым незначительным комментариям родственников и возлюбленных, кардинально меняя представление о себе u200b «преступник», который быстро превращается для них в отвратительную и враждебную личность. Между тем приятные эпизоды, связанные с длительными отношениями между пациентом и его партнершей, забываются перед лицом кратковременного разочарования. Конечно, эта тенденция проявляется в процессе психотерапии. Во времена положительных переживаний пациенты придерживаются столь же экстремальной позиции. В то же время идеализация партнера кажется такой же нереальной, как и ненависть, возникающая в связи с негативными переживаниями. Экстремальные реакции выражаются в столь же преувеличенных эмоциях и крайностях в поведении (импульсивность, деструктивное поведение: беспорядочные половые сношения, пьянство, агрессия), что является характерным симптомом «пограничного состояния». Цель когнитивной и поведенческой терапии - помочь пациенту различать оттенки черного и белого и научиться более спокойно реагировать на неприятные события в повседневной, профессиональной и интимной жизни.

В последние годы Марша Линехан стала одним из самых ярких представителей этого терапевтического направления. Он предложил подробную методологию лечения пациентов с пограничным расстройством личности, которые (как и большинство этих пациентов) совершают самоубийства и самоубийства. Предлагаемая методика разработана таким образом, чтобы пациенты могли постепенно избавляться от деструктивных тенденций и делать выбор в пользу более приемлемых способов взаимодействия с окружающими. Принципы этого терапевтического вмешательства изложены в книге Линехана «Диалектическая поведенческая терапия» (DBT, 1993). Также опубликовано практическое руководство по диалектической поведенческой терапии. На практике диалектическая поведенческая терапия - это лечебная программа, которая обычно проводится с частотой один индивидуальный сеанс в неделю и один групповой сеанс в неделю. В этом случае у пациента есть возможность вызвать терапевта по телефону, если он близок к совершению того или иного саморазрушающего действия. Телефонные контакты разрешены при условии, что они еще не завершены, поскольку цель этих контактов - помочь пациенту найти более приемлемое решение конкретной проблемы. (Обратите внимание в скобках, что женщины открывают вены чаще, чем мужчины.) В начале терапии, во время предварительного сеанса, пациента информируют об условиях взаимного соглашения, по которому он не имеет права вызывать терапевта если действие уже было совершено. Этот паттерн отношений действует как своего рода механизм обусловливания: самоконтроль поощряется разрешением на телефонный контакт с терапевтом, а импульсивность влечет за собой запрет на такой контакт. Линехан и его коллеги сообщили, что применяемые ими методы доказали свою эффективность. Пациенты, проходящие диалектическую поведенческую терапию, испытали большее снижение саморазрушающего поведения и попыток суицида, чем контрольные группы с пограничным расстройством личности, которые получали «традиционную терапию» (обычно поддерживающую терапию).

Следует отметить, что «традиционная терапия», упомянутая в отчете Линехана, включала значительно меньше индивидуальных сеансов в неделю. Поэтому возникает вопрос, связано ли превосходство диалектической поведенческой терапии с эффективностью нового метода или с частотой индивидуальных сеансов с терапевтом, который мог бы получить столь же впечатляющие результаты, практикуя поддерживающую терапию или ориентационную психотерапию с той же частотой. Психоаналитический? Кроме того, у нас нет данных об устойчивости терапевтического эффекта, полученного Linehan и его коллегами, так как до сих пор не было получено информации о долгосрочных исследованиях (в течение 10 и более лет), посвященных этой методике.

Если мы рассматриваем ограничивающую установку как «поддерживающий» метод, то следует признать, что диалектическая поведенческая терапия (впрочем, как и любая другая форма терапии, эффективная для пациентов с пограничным расстройством личности) заимствовала тактику у терапии. Когнитивная и поведенческая терапия (включая диалектическую поведенческую терапию) обычно игнорирует опыт переноса и контрпереноса. Однако Лайнхан использует интерпретации контрпереноса и получает большую отдачу.

Пример из практики, описанный Лайнханом, может служить иллюстрацией. Речь идет о пациенте, который постоянно выражал желание покончить жизнь самоубийством из-за сильного профессионального стресса, что позволяет предположить, что у доктора были подобные стрессовые переживания. Выслушав этого пациента, доктор Линехан возразил: «Поверьте мне, я вас понимаю. Мне самому постоянно приходится сталкиваться со стрессом. Вы не представляете, как трудно общаться с людьми, которые без устали угрожают покончить жизнь самоубийством ». Эта фраза Лайнэна относится к категории парадоксальных реакций, которые входят в арсенал диалектической поведенческой терапии наряду с другими стратегиями, описанными в той же работе. Практикующий диалектическую поведенческую терапию может использовать метафоры, играть роль защитника дьявола, отстаивать компромисс (имея дело с пациентами с типичным пограничным расстройством личности и склонными к крайностям), делать обобщения (аналогичные интерпретациям в психоаналитически ориентированной психотерапии) и т.д.

С теоретической точки зрения проблемы, связанные с диалектической поведенческой терапией, продиктованы клиническими наблюдениями, которые приводят к выводу, что в целом характерные проблемы пациентов с пограничным расстройством личности делятся на две основные категории: проблемное поведение и ограничения. Проблемное поведение часто связано с повышенной раздражительностью, которая усложняет интимные отношения, а также принимает форму саморазрушительных действий, будь то демонстративные и искренние попытки самоубийства или членовредительства, такие как порезы и ожоги. Ограниченность выражается в недостаточной эмоциональной регуляции, искаженных представлениях о сексуальной жизни и межличностных отношениях, смущении при общении с друзьями и коллегами. Индивидуальные занятия, которые являются неотъемлемой частью курса диалектической поведенческой терапии, в первую очередь направлены на изменение проблемного поведения, в то время как обучение коммуникативным навыкам направлено на устранение ограничений. Индивидуальная терапия направлена на тщательный анализ поведения, вызванного неадекватной адаптацией. Терапевт предлагает пациенту апостериори проанализировать некоторые сложные ситуации и выбрать более эффективный способ решения связанных с ними проблем или дает пациенту соответствующие советы, признавая, что найти выход из сложившейся ситуации было непросто, но в то же время указывая на необходимость изменений и развития более конструктивного подхода... В ходе терапевтического процесса, в связи с обсуждением вопросов, связанных с «более конструктивным подходом» и изучением более эффективных способов для решения различных задач пациент постепенно (в том числе благодаря групповой терапии) начинает приобретать новые коммуникативные навыки, о которых можно судить по изменениям в его поведении.

Психотерапия. Психоаналитическая направленность

Психотерапия. Психоаналитическая направленность

Разработка психоаналитического подхода к лечению пациентов с пограничным расстройством личности имеет долгую историю, что отражено в соответствующей научной литературе. В одной из своих работ (Stone, 1980) я перечислил различные названия, которые были даны этому подходу с 1920-х годов. В настоящее время широко используются термины исследовательская психотерапия (Gunderson, 1984), экспрессивная психотерапия (Kernberg, 1975) и психотерапия, ориентированная на перенос (Clarkin, Yeomans, and Kernberg, 1999).

Следует отметить, что общего между перечисленными подходами гораздо больше, чем различий. Это касается всех терапевтических техник, которые не соответствуют классической модели психоанализа: 

  • во время сеанса пациент находится в сидячем положении, а не лежит на кушетке; 
  • терапевт гораздо активнее ведет диалог с пациентом и часто позволяет себе прерывать длительные паузы пациента на первом сеансе повторениями; 
  • объяснения и интерпретации больше сосредотачиваются на настоящем моменте, чем на детском опыте; 
  • терапевт охотнее вмешивается в происходящее в случае появления предупреждающих знаков и тревожных симптомов.

В целом терапевт занимает более активную позицию, чем обычно, в работе с пациентами, для которых характерно относительно стабильное состояние (соответствующее, согласно определению Кернберга, невротическому, а не пограничному уровню организации личности [Kernberg, 1975]).

Другие подходы к лечению пациентов с ПРЛ включают метод межличностного общения, разработанный Гарри Стэком Салливаном (1953) и его последователями, в том числе Гарольдом Сирлсом (1986), а также метод аутопсихологии Хайнца Кохута (Хайнц Кохут, 1971). При определении «предельного состояния» вышеупомянутые авторы используют менее строгие критерии, чем Кернберг и авторы соответствующего раздела Диагностического и статистического руководства, хотя в целом их критерии ближе к широкому определению Кернберга. По сути, Кохут подтвердил не «пограничное состояние» из первоначального интервью (как это принято при постановке диагноза), а скорее отсутствие адекватной реакции пациента после нескольких месяцев терапии в традиционной психоаналитической обстановке с использованием дивана. Сирлз подчеркивает контрперенос, рассматривая последний как индикатор подавленных эмоций, перенаправленных терапевту (через защитный механизм проективной идентификации).

Например, молодая женщина с ПРЛ, ревнующая к своей старшей сестре, более привлекательному и уравновешенному человеку, отказывается признавать свою ревность и постоянно говорит о несравненных достоинствах своей бывшей подруги, не позволяя терапевту сказать ни слова. В результате терапевт завидует этому образцу мужественности, по сравнению с которым терапевт кажется пациенту намного скромнее. Наконец, заметив его ревность, терапевт понимает, что мы говорим о «чужой эмоции», которую пациент сознательно вызвал в нем. Это наблюдение, в свою очередь, позволяет ему затронуть тему ревности в разговоре (например, следующим образом: «Как вы думаете, есть ли какая-либо связь между ревностью, которую я испытываю, когда вы хваляете друга, и вашей личной жизнью?». И только после того, как пациентка впервые начинает говорить о том, что испытывает ревность к самой успешной сестре, которую долго скрывала и отказывалась признавать.

Психотерапия, ориентированная на перенос

Психотерапия, ориентированная на перенос

В процессе усиления экспрессивной терапии, созданной Отто Кернбергом и его коллегами (Кернберг, 1975, 1984; Кернберг, Зельцер и др., 1989), были разработаны практические методы этого терапевтического подхода, который теперь называется психотерапией, ориентированной на перенос. (Кларкин, Йоманс и Кернберг, 1999).

С теоретической точки зрения основой психотерапии, ориентированной на перенос, была теория объектных отношений, принципы которой Кернберг изложил во многих статьях, опубликованных с середины 1960-х годов (Kernberg, 1967, 1975, 1980). Согласно теории Кернберга, пациенты в пограничном состоянии (которое рассматривается через призму более широкой категории пограничной организации личности или ее подтипа - пограничного расстройства личности), в отличие от людей, страдающих психозом, способны отличать себя от другого человека, но не могут сочетать в своем восприятии положительные и отрицательные аспекты собственной личности или личности важного участника отношений. Из-за того, что индивид использует примитивный защитный механизм «расщепления», способность к реалистичному и целостному восприятию собственной личности и личности другого человека снижается.

Клиницисты видят этот защитный механизм в действии, когда пациент с ПРЛ оценивает окружающих, включая терапевта, как чрезвычайно позитивных («идеализированных») или крайне плохих людей, не различая нюансов межличностных отношений. Более того, пациенты с пограничным расстройством личности часто резко меняют свое мнение о конкретном человеке, они могут поливать грязью того, кого боготворили минуту назад, и наоборот. Пациент может полностью отрицать нежелательные и неприемлемые чувства (не осознавая их), отказываться от этих чувств (то есть осознавать, но не признавать их) или проецировать эти чувства на другого человека, например терапевта, такого как вышеупомянутый ревнивый пациент.

По словам Кернберга, пациенты с ПРЛ, как правило, имеют аномалии, связанные с импульсивностью, аффектом и идентичностью, по отдельности или в различных комбинациях. Хотя импульсивность может проявляться по-разному, ее характерной чертой является быстрый переход от мысли к действию (ведущий к тому, что во французской психиатрии называется «passer a l'act»). В таких случаях действия обычно опрометчивы и неуместны. Аффективное расстройство выражается, как правило, в форме эмоциональной лабильности и склонности к резкой смене настроения и мнения об окружающих («идеализация» сменяется презрением, а преувеличенная нежность сменяется неоправданной ненавистью).

Эмоциональная дисрегуляция часто играет ключевую роль в процессе размывания идентичности: эмоциональная жизнь пациентов с пограничным расстройством личности состоит из множества коротких и конфликтующих друг с другом последовательных эпизодов, каждый из которых продиктован последним опытом, положительным или отрицательным, общения с людьми любимый. При этом совершенно банальное событие также может послужить поводом для появления ненависти к любимому человеку. Например, женщина с ПРЛ может внезапно изменить свое мнение о своем муже, если он не заметил, что она по-другому уложила волосы. Пациент, смутно осознающий свою склонность к резким перепадам настроения, сталкивается с трудностями в определении своего «истинного» отношения к конкретному человеку и задает вопросы: «Люблю ли я его или ненавижу?» "Я хороший человек или негодяй?" Основная задача психотерапии, ориентированной на перенос, состоит в том, чтобы обратить вспять этот «раскол» и помочь пациенту выработать более целостное представление о себе и других, что, в свою очередь, приведет к желаемым поведенческим изменениям.

Понимание функционирования защитных механизмов, присущих пациентам с пограничным расстройством личности, позволяет выбрать правильное направление терапии. Для того, чтобы пациент сформировал более полное представление о себе и окружающих, необходимо устранить «раскол». Благодаря этому отношения между пациентом и близкими ему людьми - родственниками, половыми партнерами, супругом, друзьями, сослуживцами - становятся более гармоничными. Склонность к крайностям и перепадам настроения проявляется в начале ситуации переноса. Постоянные колебания между идеализацией и презрением, любовью и ненавистью, самоиронией и высокомерием становятся характерной чертой отношения к терапевту. Пациенты с пограничным расстройством личности полагаются на «актуализацию переноса», а не на его понимание. Другими словами, они пытаются превратить терапевтические отношения в отношения дружбы или любви или в настоящую вражду, от которой можно спастись, только убегая. Чтобы устранить такие склонности, пациенту нужно помочь отказаться от действий и научиться выражать словами те эмоции, которые приводят его к неприемлемым действиям.

Как уже упоминалось, одними из наиболее распространенных видов ненадлежащего поведения у людей с пограничным расстройством личности являются попытки самоубийства и членовредительство. Кроме того, эти пациенты часто склонны к рискованному сексуальному поведению (например, случайному сексу с незнакомыми людьми), алкоголизму, употреблению наркотиков, анорексии или булимии. Пациенты с пограничным расстройством личности нередко создают стрессовую среду во время взаимодействия с терапевтом, отказываясь покинуть комнату после окончания сеанса, угрожая терапевту, бросая в него предметы, пропуская сеансы без предупреждения, не оплачивая счета, делать явные попытки соблазнить терапевта или отказаться от завершения курса.

В идеальных условиях психотерапия, ориентированная на перенос, проводится с частотой 2-3 сеанса в неделю. Перед началом лечения терапевт и пациент заключают взаимное соглашение, в котором устанавливается порядок проведения терапии: частота сеансов, условия телефонных контактов и т.д. Терапевт информирует пациента об основных задачах, которые будут решены во время лечения. Основное внимание уделяется проблемам, которые больше всего беспокоят пациента и которые кажутся потенциально опасными. Во время каждого сеанса степень влияния этих аффектов на пациента оценивается с помощью трех каналов коммуникации: вербальное общение, невербальное общение (жесты, мимика пациента и т.д.) и контрперенос.

При выборе приоритетных задач терапевт может опираться на практические рекомендации Линехана и Кернберга, которые представляют собой своеобразный алгоритм этой методики. Действительно, предложенные алгоритмы составляют основу любой эффективной терапии и поэтому не могут рассматриваться как специфическая особенность психотерапии, ориентированной на перенос, или диалектической поведенческой терапии. По словам Линехана, в первую очередь следует рассмотреть угрозы или действия, связанные с суицидальными наклонностями, поскольку игнорирование этих проблем может иметь ужасные последствия. Во-вторых, терапевт должен помнить, что такие пациенты могут прервать курс терапии в любой момент, поскольку им свойственна импульсивность и отсутствие терпения. В-третьих, следует обратить внимание на симптоматические состояния, угрожающие здоровью пациента: наркомания, анорексия, тяжелая депрессия. В-четвертых, необходимо по возможности устранить или смягчить симптомы, не представляющие непосредственной угрозы для жизни пациента: дистимия, повышенная раздражительность в предменструальный период, булимия, социальная фобия. В-пятых, следует обращать внимание на черты личности пациента, связанные с отсутствием адаптивных способностей и мешающие оптимальному функционированию. В-шестых, необходимо проанализировать амбиции пациента, его надежды и стремления (определить степень их реалистичности).

Психотерапия, ориентированная на перенос, также уделяет приоритетное внимание решению проблем, связанных с суицидальными (или агрессивными) тенденциями. Второе место в ряду приоритетных задач отводится устранению очевидной угрозы преждевременного прекращения терапии. Затем, в порядке убывания важности, есть проблемы, связанные с обманом или отказом (когда любое вмешательство терапевта терпит неудачу), а также с нарушением соглашения между пациентом и терапевтом (например, несоблюдение предписания врача режимные рецепты). Следующим моментом является симптоматическое поведение на сеансах, например, отказ выйти из комнаты после окончания сеанса, задержка, попытка соблазнить терапевта и т.д. Сеансов с помощью разговоров на случайные и поверхностные темы. Эти последние вопросы больше связаны с психоаналитическими аспектами психотерапии, ориентированной на перенос. Однако, как отмечалось выше, в связи с алгоритмом диалектической поведенческой терапии практикующие психотерапевты, ориентированные на перенос, также обращают внимание на тяжелые и менее тяжелые симптомы, наблюдаемые у пациентов с пограничным расстройством личности.

По мнению ведущих теоретиков психотерапии, основанной на переносе (Кларкин, Йоманс и Кернберг, стр. 9-10), этот тип терапии характеризуется характеристиками, типичными для большинства форм психодинамической психотерапии, а именно: 

  • строгие рамки терапии, 
  • более активная психотерапия участие терапевта, чем с анализом невротических пациентов, 
  • сдерживание враждебных чувств пациента и агрессивных эмоций, 
  • стремление искоренить тенденцию к саморазрушающему поведению через конфронтацию, 
  • использование интерпретаций, позволяющих установить связь между чувствами и действиями, 
  • сосредоточение внимания на том, что происходит «здесь и сейчас», 
  • установка на ограничение и внимание к переживаниям контрпереноса (Waldinger, 1987).

В отличие от методов Кохута, психотерапия, ориентированная на перенос, не предполагает советов или других поддерживающих вмешательств. Кроме того, в психотерапии, основанной на переносе, больше внимания уделяется негативному переносу. Наряду с методами объяснения и интерпретации, методы конфронтации играют ключевую роль в психотерапии переноса (с очевидными противоречиями в утверждениях пациента, с непоследовательными утверждениями о некоторых участниках отношений, с угрозой саморазрушающего поведения или с опасными для здоровья). Таким образом, этот вид терапии отличается от других форм терапии пациентов с пограничным расстройством личности.

Конечно, очная ставка на практике не имеет ничего общего с применением пыток при перекрестном допросе с предвзятостью. Дело в том, что терапевт предлагает пациенту пересмотреть свои собственные противоречивые утверждения, о парадоксальности которых он не мог догадаться. Например, терапевт может сказать: «Как я уже отмечал, сначала вы утверждали, что смерть вашего отца потеряла самого дорогого человека на земле, но спустя мгновение вы заявили, что ваш отец подвергал вас сексуальным домогательствам, когда вы были подростком. Похоже, для меня странно, что, вспоминая своего отца, вы только назвали его «дорогим» человеком».

Как отметили Кларкин и его коллеги, важные стратегии психотерапии, ориентированной на перенос, включают: анализ основных принципов объектных отношений пациента, которые утверждаются в ситуации переноса; анализ «смены ролей» во время терапии; сочетание строго отдельных положительных и отрицательных представлений о себе и других. Пациенты с пограничным расстройством личности, как правило, периодически меняют роли в терапевтическом процессе. На одном сеансе пациент всем своим видом и поведением старается подчеркнуть уважительное отношение к терапевту, а на следующем сеансе пытается унизить терапевта оскорбительными комментариями, как будто пациент превратился в «угрюмого». «родитель», а терапевт играет роль «ученика», которым сам пациент был в младенчестве. Чтобы помочь пациенту освободиться от тенденции к быстрой смене ролей, понять природу и причины этого явления, способствует развитию интегративных процессов, от которых зависит успех терапии. Таким образом, терапевт закладывает основу для более конструктивных и гармоничных отношений, что является важным шагом в процессе выздоровления пациентов с ПРЛ, принимая во внимание их чувство внутреннего одиночества.

Групповая психотерапия

Групповая психотерапия.

В рамках программы лечения пациентов с пограничным расстройством личности широко практикуются различные виды групповой психотерапии. Часто высказывается мнение, что групповая психотерапия является важным дополнительным элементом индивидуальной психотерапии (основанным, как правило, на одном из описанных выше подходов) и показала свою актуальность, в частности, на начальном этапе фармакотерапии, когда преобладают симптомы, соответствующие «второй оси» («Ось-II»).

Возможные осложнения ПРЛ

  • Деструктивное поведение
  • Попытки самоубийства

Деструктивное поведение

Крайняя эмоциональная нестабильность способствует деструктивному поведению, например попыткам самоубийства, членовредительства, злоупотреблению алкоголем, перееданию и игровой зависимости. Часто на фоне пограничного расстройства развиваются нервная анорексия, булимия, шоппинг, химическая зависимость и блуждания.

Необходимость самоповреждения объясняется попыткой облегчить «эмоциональную боль»: как только это ощущение становится невыносимым, физическая боль (от порезов или ожогов) используется как «отвлечение».

Мысли о самоповреждении и самоубийстве при пограничном расстройстве обычно не указывают на суицидальные намерения. Однако они требуют большого внимания, так как могут нанести огромный ущерб жизни и здоровью людей.

До 75% людей с ПРЛ хотя бы один раз прибегали к порезам, ожогам, избиениям или другим актам членовредительства.

Попытки самоубийства

Основной риск для жизни и здоровья пациентов с ПРЛ связан, прежде всего, с попытками суицида: 65-70% людей с ПРЛ совершают хотя бы одну попытку суицида. 10% людей с ПРЛ умирают от самоубийства, умышленно (на фоне депрессии) или по неосторожности во время демонстрационной попытки.

Тест на ПРЛ

Опросник пограничной личности (BPQ) - это шкала для оценки пограничного расстройства личности, основанная на критериях DSM-IV. По результатам теста вы узнаете, насколько часто у вас встречаются признаки пограничного расстройства личности.

Ответьте на вопросы «верно» или «неверно».

1. Я часто делаю что-то, не думая об их последствиях.

2. Я часто бываю в депрессии или тревоге.

3. Люди часто уходят от меня.

4. Я редко разочаровываюсь в друзьях.

5. Я чувствую себя хуже других.

6. В прошлом я угрожал причинить себе вред.

7. Не думаю, что у меня есть навыки, которые могут изменить мою жизнь.

8. Я редко сержусь на других людей.

9. Иногда я чувствую нереальность происходящего со мной.

10. Я не буду заниматься сексом с кем-то, кого я не знаю, по крайней мере, какое-то время.

11. Иногда я чувствую беспокойство или раздражение, а через несколько часов мне становится грустно.

12. Когда близкие мне люди умирают или бросают меня, я чувствую себя брошенным.

13. Я часто преувеличиваю потенциал дружбы, но потом обнаруживаю, что они не постоянны.

14. Если бы я был больше похож на других людей, я бы чувствовал себя лучше.

15. Я сознательно пытался причинить себе вред, не пытаясь убить себя.

16. В общем, жизнь у меня довольно скучная.

17. Я часто ввязываюсь в драки.

18. Люди иногда смеются надо мной.

19. Мои друзья говорили мне, что мое настроение меняется очень быстро.

20. Боюсь проводить время в одиночестве.

21. Люди, которые кажутся заслуживающими доверия, часто меня подводят.

22. В прошлом я пытался покончить жизнь самоубийством.

23. Мне часто кажется, что мне нечего предложить другим.

24. У меня проблемы с контролем над своим персонажем.

25. Я могу читать мысли других.

26. Я пробовал тяжелые наркотики (например, кокаин, героин).

27. Мое настроение часто меняется в течение дня между счастьем, гневом, тревогой и депрессией.

28. Когда мои друзья уйдут, я уверен, что увижу их снова.

29. Мои друзья часто подводили меня.

30. Я специально порезался.

31. Я часто чувствую себя одиноким и брошенным.

32. Мне нетрудно управлять своим характером.

33. Иногда я вижу или слышу то, что другие не могут видеть или слышать

34. Я часто занимаюсь сексом на первом свидании.

35. Иногда мне очень грустно, но это чувство может быстро измениться.

36. Меня часто подводили.

37. Я хотел бы быть как некоторые из моих друзей.

38. Я пытался пораниться, чтобы привлечь внимание.

39. Я часто отличаюсь от разных людей в разных ситуациях, поэтому иногда я не уверен, кто я.

40. Меня легко раздражают другие.

41. Иногда я действительно могу слышать, что думают другие люди.

42. Я принимаю наркотики, когда хочу.

43. Я редко чувствую грусть или тревогу.

44. Я никому не нравлюсь.

45. Когда я доверяю людям, они редко меня подводят.

46. Я чувствую, что я не буду нравиться людям, если они действительно хорошо меня знают.

47. Я легко злюсь.

48. Невозможно читать мысли других.

49. Иногда я чувствую себя очень счастливым, но это чувство может быстро измениться.

50. Мне сложно зависеть от других, потому что их не будет рядом, когда они мне понадобятся.

51. В отношениях с близкими мне людьми много взлетов и падений.

52. Мне комфортно вести себя так, как я.

53. Я никогда не пытался причинить себе вред.

54. Я редко чувствую себя одиноким.

55. Я часто замечаю, что мелочи меня злят.

56. Иногда я не могу сказать, что реально, а что представляю.

57. Когда я пью, я пью слишком много.

58. Считаю себя капризным человеком.

59. Мне сложно развивать близкие отношения, потому что люди часто меня бросают.

60. Мои друзья всегда рядом, когда они мне нужны.

61. Я хотел бы быть кем-то другим.

62. Я чувствую, что моя жизнь неинтересна.

63. Когда я злюсь, я иногда ударяю предметы и ломаю их.

64. Я часто получаю штрафы за превышение скорости.

65. Мне часто кажется, что я нахожусь на эмоциональных американских горках».

66. Я чувствую, что моя семья бросила меня.

67. Мне очень удобно быть тем, кто я есть.

68. Я часто делаю что-то импульсивное.

69. Моя жизнь бесцельна.

70. Я не верю в будущее.

71. Иногда я ем так много, что мне становится больно или мне приходится вызывать рвоту.

72. Люди говорят мне, что я угрюмый человек.

73. Люди, которых я люблю, часто меня покидают.

74. В социальных ситуациях я часто чувствую, что другие видят меня и понимают, что мне нечего им предложить.

75. Я лежал в больнице из-за попытки самоубийства.

76. Я часто чувствую пустоту внутри.

77. Меня часто злят другие.

78. Я часто схожу с ума, когда думаю, что кто-то, кто мне дорог, бросает меня.

79. Я не уверен в своих долгосрочных целях.

80. Другие говорят, что я вспыльчивый.

Добавьте точку для каждого утвердительного ответа, кроме пунктов, помеченных звездочкой (*). Они получают балл, когда вы отвечаете «неправильно».

Импульсивность: 1, 10 *, 26, 34, 42, 57, 64, 68, 71.

Аффективная нестабильность: 2, 11, 19, 27, 35, 43 *, 49, 58, 65, 72.

Чувство покинутости: 3, 12, 20, 28 *, 44, 50, 59, 66, 73, 78.

Отношения: 4 *, 13, 21, 29, 36, 45 *, 51, 60 *.

Образ себя: 5, 14, 37, 46, 52 *, 61, 67 *, 70, 74.

Самоубийство / членовредительство: 6, 15, 22, 30, 38, 53 *, 75.

Чувство пустоты: 7, 16, 23, 31, 39, 54 *, 62, 69, 76, 79.

Вспышки гнева: 8 *, 17, 24, 32 *, 40, 47, 55, 63, 77, 80.

Квазипсихотические состояния: 9, 18, 25, 33, 41, 48 *, 56.

Нужна помощь врача? Звоните: (812) 909-16-68

Позвоните в клинику «МедФорт» или закажите обратный звонок, чтобы записаться на консультацию специалиста для получения помощи уже сегодня.

Врачи клиники

Балабан Игорь Вячеславович
Психиатр-нарколог, гипнотерапевт
Уразметов Александр Аркадьевич
Психиатр-психотерапевт
Чумакова Елена Владимировна
Врач невролог, врач функциональной диагностики.
Передуева Виктория Евгеньевна
Врач психиатр-психотерапевт
Змазнева Екатерина Алексеевна
Психолог, психотерапевт

Лицензии и сертификаты клиники